«Холодное лето пятьдесят третьего»: как из актеров делали отпетых уголовников


«Холодное лето пятьдесят третьего»: как из актеров делали отпетых уголовников
В своем последнем фильме великий Анатолий Папанов сыграл политзаключенного, попавшего в компанию к отпетым уголовникам. На экране «урки» выглядели весьма колоритно и реалистично. Однако, добиться такой правдивости режиссеру удалось не сразу. Пришлось даже подключать самого настоящего начальника колонии

Приключения сценария


По своему сюжету фильм, доведись ему выйти на экраны сегодня, не затерялся бы и в наши дни. Летом 53-го, когда по амнистии после ареста Берии из лагерей на волю вышли десятки тысяч заключенных, разгул преступности превысил все допустимые пределы. Многие зеки оставались в тех местах, где отбывали наказание, и, не имея за душой ни гроша, пускались во все тяжкие.

По сюжету фильма амнистированная группа уголовников бродит по тайге, выискивая заброшенные деревеньки и грабя местных жителей, действуя жестоко и не щадя никого.

В очередной глухой деревушке, на которую они набредают, временно приютились двое недавно освобожденных политических, которые ждут катер – без него на «большую землю» не попасть. Именно эти двое и становятся преградой зекам, рассчитывавшим на очередной легкий куш, где жили одни старики да бабы.

Согласитесь, похожие исторические сюжеты сейчас то и дело обыгрываются современными режиссерами. Но сегодня жестокость и ярко выраженное насилие на экране не редкость и даже норма. Тогда же, в 87-м, когда еще только зашла речь о съемках, несмотря на перестройку и гласность, откровенные сцены насилия были еще не в ходу. Поэтому «Холодное лето 53-го», в отличие от нынешних лент, выглядит не боевиком, а социальной драмой.
«Холодное лето пятьдесят третьего»: как из актеров делали отпетых уголовников

Хотя, вот интересно – когда сценарий Эдгара Дубровского, который собирался снимать Александр Прошкин, был выслан в МВД СССР для ознакомления и предоставления консультанта, милицейское руководство нашло сценарий слишком жестоким и «не советским».

«В связи с тем, что работник милиции представлен в сценарии лишь в малозначительных эпизодах, выделение консультанта из органов внутренних дел для работы над фильмом считаем нецелесообразным» - так ответили из милицейского ведомства.

«Вы из нашей среды!»


Правда, несмотря на то, что большие начальники сочли произведение слишком перегруженным сценами насилия и кровопролития, которые могут негативно воздействовать на зрителей, позже консультанта «кураторы» все-таки выделили. И пусть это был не генерал или полковник из штабных, а пожилой бывший начальник одной из Пермских зон, но вот он как раз и сделал свою работу «на пять». Уж он-то за долгие годы своей службы назубок выучил всю блатную «феню» и отлично знал все «выверты»» уголовной среды.

Актер Виктор Косых, игравший в фильме мелкого урку по кличке Шуруп, позже с благодарностью вспоминал уроки «хозяина», порой проходившие с матерком, особенно в те моменты, когда актеры не слишком, по мнению бывшего начзоны, были похожи на реальных уголовников.

«После «Холодного лета», когда мне приходилось выступать перед зрителями в зонах, я всегда слышал от них: «Ну, вы там сыграли!… Ну, наш человек! Такое ощущение, что вы прямо из нашей среды вышли!..».
«Холодное лето пятьдесят третьего»: как из актеров делали отпетых уголовников


«Простой обыватель тоже думает, что я просидел всю жизнь в тюряге и поэтому слился с образом воедино! А на самом деле у нас был хороший консультант. - вспоминал актер Виктор Косых. - Он нам рассказывал, какие наколки мы должны себе изобразить (естественно — химическим карандашом). У меня на груди была неприличная наколка: орел несет обнаженную женщину. И каждый день мне прикладывали это клише, обводили, а вечером выдавали тройной одеколон, которым я должен был все это с груди смывать. Когда мы выходили в город (мы жили в Петрозаводске), я, полулысый, благоухал этим тройным одеколоном, и все были уверены, что я этот одеколон пью, а не пользую в косметических целях! А еще у меня на руке было нарисовано колечко, наполовину закрашенное синим, что обозначало «чушок» («щестерка», «парафин»).






Всю эту школу мы на бумаге и устно проходили. Мы же в действительности в тюрьме-то никогда не сидели. А нужно было доходчиво и внятно разъяснить народу, что мы — настоящие бандиты! Во многих картинах, когда люди играют зэков, видно: все, что они делают, какое-то наносное, неправильное. Это та самая «туфтология», которую надо избегать на экране».
«Холодное лето пятьдесят третьего»: как из актеров делали отпетых уголовников

Съемки с натуры


Съемки проходили в Карелии, на озерах, в диковинных непроходимых лесах, где была масса комаров. Суровая погода, унылый, мрачный пейзаж плюс зычный голос консультанта, не привыкшего к особым церемониям — все это «благоприятно» влияло в процессе создания нужного образа.

Основные сцены снимались в деревне, где было заселено только два дома. Остальные громадные бревенчатые избы со всеми причиндалами были брошены – поэтому помещений под съемки было хоть отбавляй. Как и самогона после трудового дня, который гнали для себя несколько проживавших там сельчан, и которого не жалели для добрых гостей. Так что, бывало – с утра кое-кого из актерского состава приходилось обливать холодной озерной водой, чтобы привести в чувство.

Хотя в целом обходилось без происшествий – ведь актерский состав подобрался хоть куда. Анатолий Папанов, Валерий Приемыхов, Юрий Кузнецов, Нина Усатова и масса молодых актеров, многие из которых позже стали известными в мире кино людьми.

Весь сюжет фильма не уходит дальше одной деревеньки, заброшенной в тайге – но, тем не менее, он держит в напряжении с начала и до конца. Что осталось бы от крохотного населенного пункта после визита голодных и одичавших бандитов, которые к тому же и не ждут серьезного сопротивления в виде единственного милиционера (Юрий Кузнецов) и стариков с бабами – если бы не пара политзаключенных (одного из них сыграл Папанов). Да и те, как их называли, «недобитая интеллигенция», что могли противопоставить здоровым зекам? Физически, по сути, ничего.
«Холодное лето пятьдесят третьего»: как из актеров делали отпетых уголовников

Когда вошедшие в деревню бандиты находят их, им достается от одного из уголовников, приговаривающих при этом: «А-а, враги народа: троцкисты, утописты, вредители. То-то я гляжу, хари гнусные. Родину не любишь, да?».

Тем не менее, общими усилиями деревенские организовывают оборону, зная, что помощи ждать неоткуда. А вообще, фильм изобилует фразами типа «Ну, лохи, падлы… обоих кончу...», «Ты давай за ментом следи», «Дай его мне, я разорву его, падлу!», «Я в законе, а ты, падаль, мародер, от тебя трупами смердит!»…

Для тех лет такие фразы в кино были еще в диковинку – и актеры частенько тушевались, произнося их и то и дело поглядывая на консультанта, который подзадоривал их, порой не выбирая выражений: мол, что вы такие - этакие как по книжке читаете – про мента надо с ненавистью, про падаль с чувством. Вы же зеки, мать вашу….

«Мать вашу» весьма помогало и даже скоропостижная смерть Анатолия Папанова, которого позже пришлось озвучивать Игорю Ефимову, съемки не остановила. Фильм вышел в прокат в апреле 1988-го и сразу принялся бить все рекорды, собрав более 32 миллионов зрителей только за первые два месяца, побывав в 24 странах и получив массу призов, в том числе, международных.

Вообще, «Холодное лето 53-го» в том самом 1988-м по «кассе» не догнал только «Маленькую Веру» - 54,9 миллионов зрителей против 41,8 у «лета». Но зато вошел в фонд библиотеки конгресса США. А такого внимания американских чиновников удостаивались очень немногие советские картины.

Правда, вот в чем разница между нами и ими – штатовские конгрессмены записали «Холодное лето 53-го» как образец классического советского вестерна, а для нашего зрителя фильм был жизненной драмой, которую в той или иной мере наяву пережило старшее поколение зрительской аудитории этой картины. Но разве им нас понять?
#Кино #Актеры #Уголовники #Сценарий #Фильм #Зона


Понравилась статья? Поделиться с друзьями: