Чернышевский попал на каторгу за вопрос, на который человечество до сих пор ищет ответ


Чернышевский попал на каторгу за вопрос, на который человечество до сих пор ищет ответ
Самый популярный в мире вопрос «Что делать?» стоил известному революционеру-публицисту Чернышевскому двадцати лет пребывания в местах не столь отдалённых. «Экспресс-Новости» выясняли, что заставило писателя задать этот вопрос.

Неблагонадёжный элемент


Как сейчас говорят – его бы мозги да в нужное русло. Это про Чернышевского. Родившись в семье саратовского протоирея в 1828 году будущий русский философ-материалист, революционер-демократ, теоретик критического утопического социализма, критик и писатель не особенно нуждался ни в приставленном к нему гувернёре-французе, ни в духовной семинарии, где пробыл лишь три года. Развитый не по годам, он поехал в Питер и поступил в университет на историко-филологическое отделение философского факультета. Вот здесь-то он и нашёл выход своему адреналиновому характеру. В «универе» обучалось множество студентов с разными, в том числе, и «нестандартными» политическими взглядами.

Здесь Чернышевский оказался в своей стихии. Здесь же он начал писать, здесь же получил и первые революционные заповеди, которые не преминул опробовать на студентах кадетского корпуса, куда после учёбы был определён учителем. Сия «крамола» вскоре вышла наружу и молодой «препод» с треском вылетел вон. Правда, это лишь раззадорило Чернышевского – он активно сотрудничает с различными журналами, в том числе, с «Современником», страницы которого использует для продвижения своих революционных идей.

В 1858 году он стал первым редактором журнала «Военный сборник», через который вовлекал царских офицеров в тайные революционные кружки. Собственно, это то, что хотели и другие родоначальники народничества Герцен и Огарёв – переманить на свою сторону армию и от слов перейти к делу – совершить революционный переворот.

Враг империи номер один


В 1861 году было отменено крепостное право и началась реформа, которую Маркс и Энгельс назвали «жульнической проделкой». В это время Чернышевский, кажется, везде и всюду – пишет статьи, ведёт революционную пропаганду. Не даром, те же Маркс и Энгельс назвали его главой революционной партии», имея в иду тайное революционное общество «Земля и воля», хотя формально Чернышевский его членом не являлся.
Чернышевский попал на каторгу за вопрос, на который человечество до сих пор ищет ответ


Тем не менее, в эти годы он уже находится под плотным полицейским надзором, а шеф жандармов Долгоруков назвал Чернышевского «враждебным к властям и способным поднять бунт». Кстати, в терроризме и даже банальном криминале его подозревали тоже. Но доказать его причастность, например, к серии пожаров в Петербурге в 1862 году, так и не удалось.

12 июня 1862 года Чернышевский был арестован и помещён в одиночную камеру Петропавловской крепости по обвинению в составлении прокламации «Барским крестьянам от их доброжелателей поклон». В служебной документации и переписке между жандармерией и тайной полицией назывался «врагом Российской Империи номер один». Поводом для ареста послужило перехваченное полицией письмо Герцена к Николаю Серно-Соловьевичу, в котором упоминалось имя Чернышевского в связи с предложением издавать запрещённый весной 1862 года «Современник» в Лондоне.

Следствие длилось без малого полтора года, и всё это время находящийся в крепости Чернышевский отказывался отвечать на вопросы, нарушал режим, объявлял голодовку. Ну, и конечно, писал – сотнями страниц. Его самое знаменитое произведение «Что делать?» было написано там же - в «Петропавловке» и напечатано в возобновившем выход «Современнике» в 1863-м в то время, пока сам автор томился в «темнице».

По зонам да по пересылкам


Надежда на свободу не оправдалась. 7 февраля 1864 года Чернышевскому был объявлен приговор: ссылка на каторжные работы сроком на 14 лет, заменённая царской волей на семь лет, а затем поселение в Сибири пожизненно. 19 (31) мая 1864 года в Петербурге на Мытнинской площади состоялась гражданская казнь приговорённого, один из видов наказания в Российской Империи тех лет. Она заключалась в публичном унижении наказуемого с преломлением шпаги над головой в знак лишения всех прав состояния, включая не только сословных, но и даже родительских.






Во время «церемонии» палач просунул руки Чернышевского в кольцо цепи и поставил у позорного столба. Его опустили на колени, сломали над его головой саблю. Место казни охранял усиленный жандармский конвой. Несмотря на это, студенческая молодёжь открыто приветствовала Чернышевского, демонстративно бросала к помосту букеты цветов. По окончании издевательского обряда толпа, прорвав линию городовых, бросилась вслед за экипажем, увозившим Чернышевского в его новую жизнь.
Чернышевский попал на каторгу за вопрос, на который человечество до сих пор ищет ответ


Дальше невольничья судьба бросала Чернышевского из одного места в другое. Сначала Кадаинская тюрьма Нерчинской каторги у самой монгольской границы, следом Александровский завод, потом Акатуйская тюрьма. Каторга в её понимании крайне тяжёлого физического труда к Чернышевскому была ещё благосклонна. Политические арестанты, на самом деле, на настоящей каторжной работе не использовались, хотя и любой другой труд «интеллигенту-белоручке» давался с трудом. Тем более климат был ещё тот. Зимой морозы до сорока пяти, летом жара до тридцати пяти. Но, тем не менее, Чернышевский продолжал писать, а однажды даже получил трёхдневное свидание с супругой и сыновьями.

После окончания каторги в 1871-м Чернышевского переводят в Вилюйск, где три года спустя предлагают подать прошение о помиловании. Вот, кажется, шанс – но Чернышевский считает прошение ниже своего достоинства и отказывается. В Вилюйске Чернышевский провёл около двенадцати лет практически отшельником. Вилюйск, находившийся в 450 верстах за Якутском, в самом суровом климате, в то время имел лишь несколько десятков небольших построек, а его население составляли в своем большинстве сторожевые казаки, совсем одичавшие в этом забытом Богом месте. Так что Чернышевский с ними старался не общаться. По дурости полоснут саблей, голова и полетит с плеч.

Глоток свободы


Тяжёлый климат Вилюйска гибельно отразился на здоровье Чернышевского, лишённого человеческих условий существования. Однако ничто от революционных идей не отвернуло. В 1889 году его сын Михаил добился перевода отца в Саратов, куда Чернышевский вернулся после двадцати с лишним лет пребывания в местах не столь отдалённых, включая годы пребывания в тюрьме, на каторге и в ссылке. Как сказал бы сегодня какой-нибудь старый «сиделец» - солидный срок, авторитетный.
Чернышевский попал на каторгу за вопрос, на который человечество до сих пор ищет ответ


Правда, воздух свободы оказался недолог. Спустя несколько месяцев заболел малярией и все попытки местных медиков поставить на ноги полностью изношенный в суровом климате и суровых условиях организм успехом не увенчались. Ночью 17 (29) октября 1889 года Чернышевский умер от кровоизлияния в мозг, оставив после себя массу произведений и главный вопрос всех времён и народов, на который и спустя более чем сто лет люди всё ещё ищут ответ: «Что делать?».

Говорят, что не судьба выбирает нас, а мы её. Чернышевский сам выбрал свою. У него был шанс остановиться, отказаться от «крамольных» идей ещё на стадии «Петропавловки». Потом – после каторги, когда он мог вернуться в цивилизацию ещё в 74-м. Но он решил по-своему. А на вопрос «что делать?» предложил ответить потомкам…
#Чернышевский #Вопрос #Каторга #Писатель #Критик #Ответ


Понравилась статья? Поделиться с друзьями: