Фемида ищет инвесторов | Свежие новости


Фемида ищет инвесторов | Свежие новости


Кто и как финансирует судебные разбирательства в России

Новый инструмент для инвестиций — финансирование судебных процессов — набирает популярность в России. На рынке уже есть фонды, юридические фирмы и площадки-посредники, прибыль от вложений может достигать 150%. Юристы убеждены, что этот институт будет развиваться и дальше, как это уже произошло в США и Великобритании. Там объемы инвестиций исчисляются миллиардами долларов, а число участников рынка — десятками. Россия отстает на пять-десять лет, и пока речь идет о миллиардах рублей.

В России появился и развивается новый инструмент для инвестиций — судебное финансирование (litigation funding). Речь идет о том, что в ходе разбирательства в арбитраже или госсуде расходы на подготовку, подачу иска и юридическое сопровождение оплачивает сторонний инвестор в обмен на долю от выигрыша. Финансирование могут привлекать не только истцы, но и ответчики (в обмен на процент от сэкономленной суммы).

Инструмент сформировался в 1990-е годы в США, где в 2017 году, по данным White&Case, объем этого рынка уже превысил $5 млрд. Особенно бурный рост наблюдался в 2000-е, например, с 2013-го по 2016 год он достиг 414%. Крупнейшими фондами здесь выступают Juridica Investments и Burford Capital, присутствуют на рынке и юридические фирмы — например, Law Finance Group и Counsel Financial Services. Также рынок очень развит в Великобритании, где его объем в 2017 году, по данным Pinsent Masons, достиг $1,97 млрд. Рост к 2009 году составил 743%, крупнейший игрок — Ассоциация судебных инвесторов, куда входят Burford Capital, Calunius Capital и еще пять компаний.

Институт развивается во всем мире, в том числе за счет процессов в международных коммерческих арбитражах (где издержки часто высоки) и высокой прибыльности: инвестор в среднем получает 15–50% от присужденной суммы. Однако в Россию этот инструмент вложений пришел относительно недавно. По сути, первые попытки официально построить бизнес в области litigation funding были предприняты только в 2016 году — появился проект Platforma и NLF Group, затем «Судинвест.ru» и «Судфинанс».


Фемида ищет инвесторов | Свежие новости

Кто вкладывает

Сейчас среди предпосылок активного развития инструмента в России, кроме низкой конкуренции, можно назвать относительно короткую продолжительность и низкую стоимость судебных процессов. Однако пока даже профессиональные участники юридического рынка относятся к этому осторожно. Среди юрфирм “Ъ” удалось получить лишь одно подтверждение: в качестве инвестора себя позиционирует «Рустам Курмаев и партнеры». В адвокатском бюро «А-Про», на сайте которого предлагается «получить доступ к финансированию судебных процессов», “Ъ” сообщили, что это «не потоковая услуга»: «За нашу практику было всего несколько кейсов, где она требовалась, из них в этом году актуальных — ни одного». Еще две юрфирмы, рекламирующие такие услуги на своих сайтах, не ответили на запросы “Ъ”.

В результате на российском рынке судебного финансирования можно выделить три типа участников: специализированные площадки (Platforma, «Судинвест.ru»), судебные инвесторы (NLF Group, «Судфинанс») и юрфирмы («Рустам Курмаев и партнеры»). Для соискателя капитала путь через обращение напрямую к инвестору или юрфирме более короткий, но при условии, что заявка их заинтересует. Площадки же, как правило, не финансируют споры сами, но предоставляют услуги по поиску инвесторов среди многих желающих лиц.

Условия работы очень разные. Например, самая известная из площадок — Platforma — зарабатывает на привлечении инвесторов, взимая комиссию от суммы инвестиций (в среднем 10%), а также от суммы выигрыша в суде (до 10%). Глава проекта «Судинвест.ru» Данила Корепанов говорит, что сервис берет комиссию только с инвестора, ее размер не ограничен, зависит от объема вложений, но не может быть менее 5%.

Управляющий партнер «Рустам Курмаев и партнеры» Рустам Курмаев: «На каждый вложенный рубль хотя бы два с половиной и больше»


Инвестор покрывает расходы клиентов в судебном разбирательстве в обмен на долю в будущем взыскании либо выкупает права требования с дисконтом и сам подает иск. В NLF Group говорят, что в среднем получают 20–40% от суммы выигрыша в зависимости от цены спора, уровня рисков и иных факторов. Представитель «Судфинанса» Валерия Пивоварова не назвала долю, которую берет инвестор, отметив, что она зависит от суммы выигрыша. Юрфирмы-инвесторы работают на условиях «гонорара успеха» (получают процент от суммы выигранного в суде) или тоже покупают у клиента право требования.

Инвесторами чаще всего выступают частные лица. По словам Данилы Корепанова, как правило, это люди в возрасте 25–50 лет, предприниматели, собственники малого и среднего бизнеса, квалифицированные специалисты финансового сектора: «Интерес вызван наличием кейсов для внешнего финансирования с низким порогом денежного входа при высокой доходности». Среди инвесторов есть и профессионалы, юристы и адвокаты. «Юрист понимает перспективы иска, длительность процесса и сколько на этом можно заработать»,— отмечает адвокат, основатель сервиса Platforma Ирина Цветкова. Ряд участников (Platforma и «Судинвест.ru») также помогают истцам искать для их дел юристов pro bono (оказывающих юрпомощь бесплатно).

Куда вкладывают

При выборе судебного процесса важное значение имеет личность истца, платежеспособность ответчика и прогнозируемость затрат. Среди подающих заявки на финансирование, помимо обычных граждан, встречаются акционеры и собственники бизнеса, владельцы патентов и авторских прав, а также юристы, ищущие инвесторов для своих клиентов, говорит Ирина Цветкова. Platforma занимается как процессами с компаниями, так и крупными или резонансными потребительскими спорами по искам граждан. Среди них, например, коллективные иски к мэрии Москвы против реновации и загрязнения воздуха. NLF Group интересуют крупные коммерческие споры (средняя сумма вложений 30 млн руб.) и массовые потребительские иски. «Рустам Курмаев и партнеры» берется в основном за споры между компаниями. В «Судинвест.ru» говорят, что среди их истцов примерно поровну юрлиц и граждан. «Судфинанс» пока финансировал только споры по искам физлиц.






На Platforma за почти два года ее существования подано свыше 500 заявок, причем инвестиции ищут и на 1 млн руб., и на $10 млн. «Профинансировано 15 исков на общую сумму более 1,5 млрд руб., завершены три дела. Еще в рассмотрении находятся иски на 500 млн руб. Инвестиции получают не более 2–3% дел (на Западе — 1–2% дел)»,— рассказала Ирина Цветкова. По ее словам, средняя прибыльность на площадке составляет 30–100% от суммы вложений, наибольший интерес для инвестирования представляют арбитражные дела с суммой взыскания более 10 млн руб.

Управляющий партнер NLF Group Максима Карпов: «Мы инвестируем, если видим, что шансы на победу максимальны»


По словам управляющего партнера NLF Group Максима Карпова, фонд профинансировал «сотни кейсов», но большинство некрупные. Были четыре иска на сумму свыше 100 млн руб., максимальный бюджет одного проекта — более 60 млн руб., включая выкуп права требования. В «Судинвест.ru» сообщили, что за полтора года получили около 300 заявок, из них 18 профинансировано. Средний размер инвестиций, уточняет Данила Корепанов, составляет 250 тыс. руб., средняя прибыльность инвестора — 150% годовых. На рассмотрении остаются около 50 дел в целом более чем на 500 млн руб. «Минимальный размер иска, интересующий инвестора, может быть и 50 тыс. руб., главное — это выбрать правильный объект. Нет смысла искать инвестора, когда ответчик неплатежеспособен»,— подчеркивает господин Корепанов.

Представитель «Судфинанса» Валерия Пивоварова уточнила, что проект существует три месяца, инвестированием занимается сама площадка. Пока профинансировано три дела (суммы исков от 1,8 млн руб. до 33 млн руб.), два из них — споры граждан с банками и страховыми компаниями. Команда Рустама Курмаева, по его словам, с 2010 года профинансировала десять проектов, размер инвестиций составил около $7 млн, доход не разглашается.

В целом в России, по оценкам участников рынка, через судебное финансирование уже привлечено несколько миллиардов рублей. Чаще всего это процессы в государственных арбитражных судах РФ, но рассказывают и о заявках по зарубежным спорам. Так, через Platforma привлекались средства на споры в международных коммерческих арбитражах, и их доля растет. «Это один из наиболее интересных видов споров для финансирования»,— указывает Ирина Цветкова. В NLF и «Судинвест.ru» также говорят о наличии обращений по разбирательствам в иностранных юрисдикциях, например, в Израиле и ЕС.

Какие дела стоят инвестиций


Каковы перспективы

Результаты исследований, проведенных в 2018 году Platforma и NLF Group совместно с «Право.ру», показывают, что большинство юристов знают о таком инструменте, как судебное инвестирование, но прибегали к нему лишь 7–10% опрошенных. Рустам Курмаев уверен, что в ближайшие пять лет популярность инструмента в РФ будет расти. «Ситуация с судебным финансированием в России находится примерно там, где западные юрисдикции были 10–15 лет назад. При этом есть все предпосылки для стремительного роста»,— соглашается Ирина Цветкова.

Юристы развитие инструмента поддерживают. Благодаря litigation funding, поясняет партнер адвокатского бюро «Андрей Городисский и партнеры» Алексей Городисский, юристы получают доступ к более широкому кругу клиентов, инвесторы — возможность заработка, а клиенты — больший доступ к квалифицированной помощи. Управляющий партнер адвокатского бюро «Бартолиус» Юлий Тай подчеркивает и социальное значение: инструмент дает возможность защиты в случаях, когда оппоненты явно сильнее: «Шансы на законность и справедливость повышаются, что очень важно в целом для общества и государства».

Однако перспективы развития института юристы оценивают сдержанно. По мнению Алексея Городисского, рынок, «безусловно, будет расти, но медленно». «Инвесторам нужны гарантии возврата вложенных средств и реальная надежда на то, что удастся заработать, эффективно исполнив судебное решение. Без повышения общей правовой культуры это вряд ли выполнимо»,— соглашается советник BGP Litigation Илья Сорокин. Управляющий партнер «Пепеляев групп» Сергей Пепеляев отмечает, что крупные инвесторы пока не рассматривают инструмент как привлекательный: «Плюсы и минусы такого сервиса очевидны — это высокодоходные, но высокорисковые инвестиции. И риск тем выше, чем менее стабильна правовая система страны». Юлий Тай отмечает недостатки правового рынка РФ в целом, мешающие в том числе инвестициям: «Недоверие в обществе, малое количество институций, имеющих бесспорное положительное реноме и репутацию, отсутствие нормативного регулирования специфических правоотношений, ведь судебная практика не жалует даже гонорар успеха».

Анна Занина, Андрей Райский

Законно ли судебное финансирование



Само по себе судебное финансирование не требует отдельного регулирования, поскольку инвестиции могут осуществляться через уступку права требования или прямое кредитование (займы). Так, например, в Великобритании, Австралии и ЮАР нет специальных законов о судебном финансировании, хотя оно используется и активно развивается, а в США такие законы приняты только на уровне штатов (в части из них такое инвестирование ограниченно). Впрочем, ряд стран предпочли прямо запретить у себя финансирование судебных процессов, в том числе Ирландия и Индия. Также ранее запрет на судебное инвестирование существовал в Гонконге и Сингапуре, но теперь он снят. В Польше, Швеции, Нидерландах, как и в России, судебное инвестирование не запрещено, но пока находится в стадии становления.

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: