Очарование зла: как кино превращает убийц в новых поп-звезд


Очарование зла: как кино превращает убийц в новых поп-звезд

Пока жюри 75-го Венецианского кинофестиваля готовится объявить победителей, критики и зрители продолжают спорить о самых противоречивых картинах фестивальной программы. Одна из наиболее дискуссионных тем — экранные истории убийц.

Корреспондент РИА Новости задумалась о том, как кино превращает их в поп-звезд.

Драма «Голос люкс» («Vox Lux») тридцатилетнего американского режиссера Брейди Корбета — одна из ярких премьер основного конкурса. Фильм двукратного призера мостры моментально расколол зал на два лагеря.

Одни хлопали, другие возмущались и кричали «бу!» — верный признак того, что режиссер вытащил на свет проблему, о которой публике неприятно думать.

Картина Корбета — это и семейная хроника, и краткая история США от рейганомики до наших дней. Автор рассказывает о том, что пережил сам. А пережил Корбет одну из самых черных страниц американской истории — массовый расстрел в школе «Колумбайн». Уроженцу Колорадо не нужно объяснять, что взято за основу фильма о бойне 1999 года, в которой чудом выживает его героиня Селест (Натали Портман) — ровесница режиссера.

При этом «Голос люкс» — сильное высказывание о природе идолопоклонничества в современном мире. Став звездой на «хайпе» вокруг трагедии (благодаря песне, посвященной памяти одноклассников), спустя 15 лет Селест оказывается в зеркальной ситуации. Террористы в масках расстреливают отдыхающих на пляже в Хорватии и выкладывают видео в Сеть накануне ее большого концерта.
Очарование зла: как кино превращает убийц в новых поп-звезд


Теперь уже поп-звезде нужно держать ответ перед жертвами. Медийность оборачивается проклятием и для героини, и для ее семьи. Но посыл фильма куда глубже страшилки о цене славы и грязном закулисье шоу-бизнеса.

«Если им (террористам) не уделять внимания, они исчезнут. То же самое можно сказать и обо мне, в этом мы одинаковы», — констатирует на пресс-конференции в фильме героиня Натали Портман.

На настоящей пресс-конференции в Венеции режиссер подтверждает этот тезис, сравнивая современных террористов с поп-звездами из-за их стремления использовать технологии, чтобы получить максимальный охват «аудитории» и заставить весь мир увидеть, на что они способны. Жажда признания и внимания при недостатке таланта обретает порой поистине чудовищные формы.
Очарование зла: как кино превращает убийц в новых поп-звезд







В основном конкурсе Венеции участвовала также лента «22 июля» британского режиссера Пола Гринграсса. Только за последний год это уже второй фильм о норвежском националисте Андерсе Брейвике — картину Эрика Поппе «Утейя, 22 июля» показали на Берлинале минувшей зимой. Столько внимания уделяют тому, кто убил в двойном теракте 77 человек.

Такого, кажется, не удостаивался никто со времен Чарльза Мэнсона. Кстати, и о нем не забыли на Венецианском кинофестивале — в программе «Горизонты» показали фильм «Чарли говорит» канадки Мэри Хэррон. Примечательно, что ее наиболее известная работа — «Американский психопат» — рассказывает о маньяке, скрывающемся под личиной благовоспитанного гражданина.
Очарование зла: как кино превращает убийц в новых поп-звезд


В «Чарли говорит» Хэррон не менее талантливо раскрывает историю взаимоотношений членов секты «Семья» с ее монструозным основателем. Как могли обычные американские подростки превратиться в жестоких убийц, которые в том числе лишили жизни беременную жену режиссера Романа Полански?

И снова на переднем плане связь поп-культуры с самыми чудовищными преступлениями ХХ века.

Мэнсон в этом фильме — типичный для хиппи 1960-х проповедник с гитарой, очаровывающий окружающих байками про Армагеддон. Он хотел стать рок-иконой, пятым в ливерпульской четверке «Битлз», а когда этого не случилось, решил вершить судьбами ни в чем не повинных людей.

Но как бы тонко, красиво и психологично ни был снят этот фильм, как будто оправдывающий доверчивых девочек и вызывающий у зрителя сочувствие к ним, факт остается фактом — они совершили преступление.

На Каннском кинофестивале весной публику шокировал фильм Ларса фон Триера о маньяке-убийце «Дом, который построил Джек» (скоро должен выйти и в России). И пока датский режиссер эстетизирует насилие, другие, возможно невольно, романтизируют его.

В случае с талантливо и интересно сделанными фильмами «Голос люкс» и «Чарли говорит» сложно отличить, где же заканчивается искусство и начинается высказывание, за которое автор несет моральную ответственность.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: