Александр Порфирьевич Васильев — один из лучших штурманов Балтийского флота


Александр Порфирьевич Васильев, третий помощник капитана килекторного судна «Александр Пушкин», один из лучших штурманов Балтийского флота. Ходит в море уже более 40 лет, и за эти годы было всякое...
Навигатских дел мастер

После окончания Калининградского ВВМУ в 1977 году он служил на Северном флоте, в Ара Губе в соединении противолодочных кораблей. Начинал командиром штурманской боевой части на сторожевом корабле. А уже через два года старший лейтенант Васильев был объявлен лучшим штурманом ВМФ. Его БЧ-1 заняла 1-е место по боевой подготовке среди боевых частей кораблей третьего ранга. В том же году Васильев пошёл на повышение и был назначен помощником, а через три года уже командовал СКРом, сначала — одним, потом — другим.

Офицерская и командирская карьера Александр Порфирьевич складывалась удачно. Корабли под командованием капитана 3 ранга А.Васильева всегда занимали ведущие места на флоте. Он дважды прошёл подготовку на Высших специальных офицерских классах: сначала на курсах командиров кораблей 3 ранга, потом — командиров кораблей 1-2 рангов, и в 1986 году уже командовал большим противолодочным кораблём «Дерзкий». Звонок начальника управления кадров Кольской флотилии нарушил его планы:

— Нужен командир корабля 2 ранга на должность заместителя комбрига по боевой и оперативной подготовке в Анголу! Пойдёшь?

— Надо — так надо, согласен! — капитан 3 ранга А.Васильев по-другому ответить не мог. Сражаться за правое дело и «думать раньше о Родине, а потом о себе» в советские годы было нормой.

Командировка к берегам Африки

После окончания Второй мировой войны наши соотечественники участвовали в десятках локальных военных конфликтах, порой рискуя жизнью, выполняли различные ответственные задачи. Так, например, до начала 90-х годов задачи боевой службы в районе Западной Африки с заходами в порт Луанда от Балтийского флота выполняли большой противолодочный корабль «Образцовый», сторожевые корабли «Бодрый», «Неукротимый», «Бдительный». На больших десантных кораблях БФ и СФ ежегодно по шесть месяцев здесь несли боевую службу отдельные десантно-штурмовые батальоны соединения морской пехоты БФ. У берегов Анголы советские военные моряки привлекались для выполнения боевых задач по охране и обороне советских торговых и рыболовецких судов, подвергавшихся постоянной диверсионной опасности.

Свою командировку в Анголу длиною в 361 день Александру Порфирьевичу трудно вспоминать. Но об одном из эпизодов рассказать все-таки стоит. Причём опытный моряк до сих пор считает, что наши моряки проявили себя в той трагической ситуации отважно и профессионально, самоотверженно боролись за живучесть судов.

Итак, вечером 5 июня 1986 года на рейде порта Намиб неожиданно встал неизвестный траулер под японским флагом, а на следующее утро столь же неожиданно исчез. Последующие события позволяют почти с полной уверенностью утверждать, что именно он доставил три группы боевых пловцов-диверсантов 4-й разведгруппы коммандос ВС ЮАР, по шесть человек в каждой. Глубокой ночью они ушли под воду.

Александр Порфирьевич Васильев — один из лучших штурманов Балтийского флота


Первая группа имела основной задачей минирование двух советских и кубинского гражданских транспортов на внешнем рейде. Южноафриканцы знали, что со стороны кубинцев и советских советников в порту предпринимаются самые строгие меры безопасности. На каждом судне при разгрузке находятся кубинские сапёры с несколькими ящиками ручных осколочных гранат. Сапёры постоянно с различными временными интервалами бросали за борт гранаты с бортов судна. Эта практика в Анголе была предельно отработана. При взрыве гранаты под водой судно не получало ни малейших повреждений, а боевой пловец, даже если он оказывался вне непосредственного воздействия взрыва, испытывал такой мощный динамический удар, что дальнейшее выполнение задания ставилось под вопрос.

Второй группе предстояло взорвать железнодорожный мост, перекрыв сообщение с портом; третья, проделав почти 4 км под водой, вышла к топливной базе «Сонагол» на морском берегу и установила на ней пять советских гранатомётов РПГ-5 с самоликвидаторами, нацеленных на ёмкости с топливом и перекачивающую станцию. Пуск реактивных гранат должен был совпасть со взрывом кораблей.

В ночь с 5 на 6 июня в порту ангольского города Намиб взорвались магнитные мины, установленные под днищами советских сухогрузов «Капитан Чирков», «Капитан Вислобоков» и кубинского судна «Гавана». Корабли уже подошли к причальной стенке и из-за малой глубины и солидных размеров советские суда не затонули полностью, а только осели на корму. Кубинцу повезло меньше: судно полностью погрузилось под воду. К счастью, никто из команд судов не пострадал.

Александр Порфирьевич Васильев — один из лучших штурманов Балтийского флота

Поскольку существовала реальная опасность новых диверсий в Намибе или взрыва неразорвавшихся мин, было решено направить в Анголу советских боевых пловцов. Операция планировалась в Москве в Главном штабе ВМФ.






Ответственное задание

Спустя двое суток после взрывов в Анголу вылетел спецрейс. На борту Ил-76 находились необходимое противодиверсионное оборудование и группа боевых пловцов под командованием капитана 2 ранга Ю.И.Пляченко.

Практически сразу советские боевые пловцы обнаружили две неразорвавшиеся мины, прикреплённые к днищу кораблей. Они были установлены на неизвлекаемость. Поэтому очень важно было разобраться в конструкции взрывного устройства. Начали с тщательного изучения фрагментов от уже взорвавшихся мин. Однако многого это не дало. Предстояло демонтировать под водой хотя бы одну мину из двух и изучить её. Но как это сделать, когда неизвестна конструкция? Боевые пловцы ВМФ СССР трижды в день спускались под воду, контролируя состояние мин и стараясь найти выход из положения. А ведь в любую минуту в их корпусе мог возобновить работу часовой механизм и произойти взрыв.

Проще всего было бы взорвать мины на местах их установки. Но на борту судов было большое количество боеприпасов, которые быстро не выгрузишь. Кроме того, была бы не выполнена задача в определении национальной принадлежности мин. Выход был найден: решили осуществить срыв мины с борта транспорта «Капитан Вислобоков» контрвзрывом 40-граммовой «порцией» взрывчатки.

Сначала укрепили корпус судна в районе установки мины бетонной «подушкой» изнутри. Эта мера была далеко не лишней в случае детонации мины. И вот тут большую помощь оказали моряки плавмастерской ПМ-64 из состава 30-й оперативной бригады кораблей СФ. В помощь боевым пловцам была выделена группа водолазов — специалистов под руководством мичмана Аксёнова, которые занимались подводным ремонтом судов. Спецы по подводной сварке, рискуя жизнями, начали накладывать пластыри и заваривать пробоины. На это ушло двое суток, а примерно ещё через двое суток разгрузили все боеприпасы, которые привезли советские сухогрузы.

После этого к работе приступили бойцы спецназа. Первая мина после контрвзрыва оторвалась от корпуса, но... неожиданно взорвалась на грунте. Чтобы сохранить вторую из неразорвавшихся мин, было принято довольно простое, но оказавшееся эффективным решение: закрепить её прочным верёвочным тросом и сорвать с поверхности корабля. Союзником боевых пловцов стала... ракушка. Она «блокировала» очень важный штырёк, который приводил в действие взрывной механизм. Операция удалась. Адская машинка была отбуксирована на ближайший пляж для разминирования и разборки.

В результате ювелирных действий военные моряки сумели разобрать мину по элементам. Конструкция, по отзывам советских спецназовцев, была оригинальной, штучной. Мина была изготовлена, что называется, на заказ. Для затруднения идентификации национальной принадлежности детали при сборке использовались разные производства многих стран и фирм.

По результатам выполненной беспримерной операции три офицера группы спецназа были награждены орденами Красной Звезды, остальные — медалями «За отличие в воинской службе». К различным наградам были представлены и отличившиеся военнослужащие 30-й оперативной бригады. А капитан 3 ранга Александр Васильев как непосредственный участник этой операции был награждён орденом «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» III степени.

Искусство быть самим собой

После возвращения из Анголы Александр Порфирьевич продолжил службу на Северном флоте. Командовал большим кораблём разведки, но затем наступили, мягко говоря, не лучшие времена для флота. Спокойно смотреть, как уничтожается то, что составляло смысл его жизни, как отправляются на металлолом замечательные боевые корабли, он не смог. В 1996 году капитан 1 ранга Александр Васильев уволился в запас.

Сначала молодой пенсионер подался на вспомогательный флот Северного флота, восемь лет ходил штурманом на танкерах, судах размагничивания физических полей, буксирах, кабелеукладчиках и транспортах. Потом лет десять — под иностранными флагами всех стран мира, обогнул почти весь шар земной. Бывалый русский капитан или старпом с хорошим английским — везде нарасхват. И А.Васильев постоянно пропадал в морях, пока жена не взмолилась. Но отказаться совсем от любимого моря так и не смог, поэтому перешёл на вспомогательный флот Балтийского флота. На танкере «Кола» полгода был штурманом и вот уже третий год на КИЛ «Александр Пушкин» — в том же качестве. За это время килектор трижды побывал в дальних походах к Новосибирским островам, и дважды в них участвовал А.Васильев. Каждая экспедиция длиною в 100 суток проходила в экстремальных климатических условиях: мощнейшие шторма и ураганы испытывали моряков на прочность. Судно практически срывало с якорей, поскольку парусность у килектора значительная. Приходилось поднимать якоря и штормовать в открытом море. Самые трудные проходы, по словам Александра Порфирьевича, были в районе острова Котельный: сильнейшие ветры под 30 метров в секунду и волнение моря 8 баллов. Конечно, это не «дыхание смерти», которое в своей практике он пережил не раз, но для килектора весьма опасно. Поход в северные широты благополучно завершился. И в этом году экипаж «Александра Пушкина» и штурмана А.Васильева снова ждут долгая дорога в море и новые испытания, к которым морякам не привыкать.

Татьяна Смирнова, «Страж Балтики»


Понравилась статья? Поделиться с друзьями: