Ходили мы походами... Контр-адмирал В.С. Колондырец



Контр-адмирал Колондырец Валентин Сергеевич:



— Командование крейсером проекта 68 бис «Свердлов» я принял 12 июня 1973 года. Корабль только что прошел все испытания после консервации, и экипажу была поставлена задача готовиться к дальнему походу. Личный состав активно включился к выполнению работ, предшествовавших выходу крейсера в море. 20 марта мы покинули Балтийск. Пять месяцев в составе 5-й Средиземноморской эскадры кораблей Балтийского флота крейсер «Свердлов» решал различные ответственные задачи. На борту корабля располагался штаб эскадры под командованием контр-адмирала Владимира Ильича Акимова.

По возвращении в родную гавань после небольшого перерыва перед экипажем была поставлена задача принять участие в призовых стрельбах по морской, воздушной и береговой целям. До этого корабль выполнял все стрельбы на отлично. Не подвел экипаж и на этот раз. Крейсер «Свердлов» завоевал приз главкома ВМФ Советского Союза.

Следующим ответственным экзаменом на профессионализм экипажа стали учения «Запад-75». В течение двух месяцев мы интенсивно готовились к мероприятию, выходили в море, отрабатывали различные учебно-боевые задачи. Но на определенном этапе возник вопрос, а чем же мы, моряки «Свердлова», можем отличиться от экипажей других кораблей. В то время в управлении тыла БФ служил неординарный человек — заместитель начальника артиллерийского управления флота капитан 2 ранга Виктор Шегула. Артиллерист от Бога. У него возникла интересная и смелая идея. А что если отразить атаку воздушной ракеты-мишени при помощи орудий главного калибра? Наши вычислительные средства тогда не обладали высоким быстродействием. А осколочно-фугасный снаряд 152-миллиметрового орудия давал при разрыве до 500 метров облакоосколков. Ни одной ракете не преодолеть! Сказано — сделано. Мы в течение нескольких недель отрабатывали элементы предстоящей уникальной стрельбы. Все прекрасно понимали, что это сложно будет сделать. Ведь до нас еще никто не проводил подобных стрельб. Главный калибр предназначен для стрельбы по береговым объектам и кораблям противника. А здесь отражение воздушной атаки. Но у меня была уверенность в том, что все получится.





Артиллерийской боевой частью крейсера командовал капитан 2 ранга Владимир Семенович Книжник. Профессионал высочайшего класса. Влюбленный в море и свою флотскую профессию человек.

Несмотря на уникальность стрельб, все шло как обычно. Приготовление корабля к бою-походу в гавани, выход в море, выполнение учебно-боевых задач. На определенном тактическом фоне мы указанным курсом шли в ордере кораблей Балтийского флота и внимательно следили за обстановкой. Тут на ГКП крейсера поступила информация о вероятности нанесения ракетного удара. В какой-то момент наши радиолокационные средства засекли движущуюся в сторону корабля воздушную цель. Пошли доклады о ее скорости, высоте, курсе. Я дал команду: «Командиру БЧ-2, отразить налет!» Дальше уже действовали по неоднократно отработанной схеме. Грохот залпа орудий взорвал тишину. Через несколько секунд ракета-мишень исчезла с экрана радара. Когда пришел доклад, что воздушный налет успешно отражен, я испытал неподдельное чувство радости и гордости за свой экипаж и наш корабль. Это действительно был экспериментальный залп. Даже всегда спокойный и сдержанный командир БЧ-2 Владимир Семенович Книжник улыбнулся, когда я поздравлял его с заслуженным успехом.