Карибский кризис. О возвращении забыть


События, связанные с так называемым Карибским кризисом осенью 1962 года, явились фактической проверкой боевой готовности подводных лодок Балтийского флота к выполнению поставленных задач в условиях, приближенным к реальным боевым действиям. Своими воспоминаниями о том периоде делится ветеран военной службы и Балтийского флота, воин-интернационалист капитан 1 ранга в отставке Белокрылов Семен Иванович.

Карибский кризис

14 октября 1962 года американский разведывательный самолет обнаружил на Кубе советские тактические ракеты средней дальности, что было полной неожиданностью для США. Никита Сергеевич Хрущев решил переправить их на Остров свободы, чтобы защитить Кубу и заставить США вывести свои ракеты из соседней с нами Турции, где их установили годом раньше. Они накрывали всю европейскую часть Советского Союза, включая Москву. Защиты в СССР от них тогда не было никакой, кроме равной ответной угрозы. У США в то время было в 20 раз больше ядерных боеголовок, чем у Советского Союза: шесть тысяч против трехсот.

На Кубу были скрытно доставлены 40 советских ракет с дальностью действия до четырех тысяч километров. Время подлета до вероятной цели, в том числе и до Вашингтона, — меньше 20 минут. Напряжение сохранялось, пока Никита Хрущев и Джон Кеннеди не пошли на взаимные уступки. Они договорились о выводе ядерного оружия из Турции и с Кубы. Демонтаж советских ракет начался уже 28 октября. США отказались от планов вторжения на Кубу.

Карибский кризис. О возвращении забыть


Неожиданная тревога

«...Сигнал «Боевая тревога» застал экипажи 37-й дивизии подводных лодок за обедом в береговых столовых и кают-компаниях ВМБ г. Лиепая. В считанные минуты офицеры и матросы заняли свои боевые посты на подводных лодках, и уже через полчаса началось развертывание кораблей в районы рассредоточения, заранее определенные планом штаба соединения.

Командный пункт дивизии четко руководил действиями экипажей, и очередность выхода подводных сил БФ не создала никаких помех. От пирсов военной гавани п. Лиепая одновременно отходили по 2 подводные лодки и максимально безопасным ходом покидали пункт базирования.

В течение последовавших ночи и дня подводные лодки из районов рассредоточения по графику возвращались в базу для пополнения запасов торпед и топлива, кому это было необходимо. К 12.00 следующего дня возвратилась в базу и ПЛ «С-143», на которой я был старшим помощником командира с июля 1962 года после окончания командирских классов. После короткого инструктажа в штабе соединения командир подводной лодки капитан 2 ранга Клитный Николай Гаврилович, получив боевое распоряжение, собрал офицеров и поставил задачу: к 18.00 подготовить подводную лодку к выходу на боевую позицию за пределы Балтийского моря. Координаты точки боевого патрулирования знали только он и штурман. Выход был назначен на 19.00. Личному составу подробности не доводились. Сход с корабля и связь с семьей по телефону запрещались. Оповещение семей было поручено сделать устно на следующий день мичману — стажеру Пушкинского ВВМИУ, который проходил стажировку в БЧ-5 на нашей ПЛ и в поход с нами не шел, оставаясь на берегу.

Проверку готовности лодки и оказание помощи экипажу осуществляли штаб 37-й дивизии ПЛ и специалисты береговой базы дивизии под личным руководством начальника штаба дивизии капитана 1 ранга Валерия Преображенского. В 19.00 ПЛ «С-143» вышла из Лиепаи на боевую позицию в Северное море, о чем командир субмарины оповестил экипаж только после выхода из базы. Обычно при плановом выходе на боевую службу подготовка ПЛ занимала 1-2 месяца. За это время ее проверяли последовательно штабы бригады, дивизии, затем специалисты штаба и тыла флота. При этом экипаж еще задолго до выхода знал о предстоящем походе и готовился к нему. В нашем случае все было закончено за 7 часов, что свидетельствовало о высокой постоянной готовности нашей подводной лодки.

Карибский кризис. О возвращении забыть


Особо важное задание

Как стало потом известно, из состава Балтийского флота на позициях в Северном море и Атлантическом океане в период Карибского кризиса действовали две подводные лодки: «С-143» (командир капитан 2 ранга Н.Г. Клитный) и «С-174» (командир капитан 2 ранга В.П.Просвиров). Позиция «С-143» находилась в 30 милях от северо-восточного побережья Англии. Уже в проливе Зунд к нам прикрепились датские пограничные корабли, которые сопровождали нас до выхода из пролива Скагеррак. После прохода проливной зоны командир ПЛ был вынужден подчиниться настойчивым рекомендациям корабельного врача лейтенанта мед. службы Эдуарда Владимировича Сидорина, поставившего диагноз — двухсторонняя пневмония. С высокой температурой командир не мог выходить из каюты не только на мостик, но и в центральный пост в течение 7 суток.






По лезвию бритвы

Мы погрузились, скрытно заняли назначенную позицию и приступили к выполнению поставленной задачи: не допустить приближения кораблей вероятного противника к нашему конвою судов, следовавших на Кубу, на дистанцию до 5 кабельтовых. В случае явного нарушения огонь открывать без предупреждения. Послевоенный хрупкий мир повис на волоске... Понимая всю ответственность поставленной задачи, мы надеялись на благополучный исход. Зарядку аккумуляторной батареи проводили каждую ночь, чтобы иметь полный запас электроэнергии в нужный момент. Из-за штормовой погоды плавание под РДП (работа двигателя под водой) было невозможным, поэтому зарядку проводили в позиционном положении, корпус ПЛ притоплен почти до ходовой рубки. Волны с шумом заливали ходовую рубку, доставая и ходовой мостик с несущими на нем вахту подводниками. Каждую ночь я нес командирскую вахту на мостике. Вдвоем с сигнальщиком мы были мокрые с головы до ног. Но сигнальщик сменялся, а я смены не имел. Это было изнурительное испытание всех моральных и физических сил. После конца зарядки аккумуляторной батареи и погружения надо было нести командирскую вахту в центральном посту и успевать вести журнал боевых действий, что входит в обязанность старшего помощника. На сон времени не оставалось. За этот поход я потерял в весе 6 кг. Это с моим-то исходным весом 65 кг. Дистрофия приближалась неумолимо. На 25-е сутки нахождения на позиции получили радиограмму: «Всплыть, полным ходом следовать в базу».

Пленники моря

Проливную зону проходили через Большой Бельт. Во время штормов с ходовой рубки по правому борту была сорвана обшивка размером 25-30 м2. Прочный корпус ходовой рубки был покрашен красным суриком. Лодка выделялась на фоне моря и была похожа на «Летучего голландца». Это привлекало сопровождавшие нас датские пограничные катера и корабли, и они, меняя друг друга, фотографировали необычную окраску ПЛ. Благо, что обошлось без поступления воды в прочный корпус. Это стало возможным благодаря неутомимой деятельности командира БЧ-5 капитана 3 ранга — инженера Геннадия Козлова. Он вместе с личным составом заблаговременно поставил подпоры на шпангоуты в местах обрыва обшивки легкого корпуса, тем самым предотвратив возможную протечку воды в дизельный отсек и центральный пост. После прибытия в базу экипаж без всяких пауз пополнил запасы, провел восстановительный ремонт, и уже 1 декабря наша ПЛ заступила на боевое дежурство. Если бы Карибский кризис из «холодной войны» перерос в горячую, возможно, мы бы в базу уже не вернулись. Но двум великим державам удалось договориться и остудить горячие головы сторонникам третьей мировой».

Карибский кризис. О возвращении забыть


Наша справка: капитан 1 ранга в отставке БЕЛОКРЫЛОВ Семён Иванович родился 16 февраля 1932 года в селе Долгокыча Славянского района Читинской области.

Окончил минно-торпедный факультет ТОВВМУ им. С.О.Макарова в 1953 году, а годом позже подводный класс учебного отряда во Владивостоке (бухта Улис).

Офицерскую службу проходил на Балтийском флоте на подводных лодках пр.613, сначала в г.Риге, затем в бригаде подводных лодок в г.Лиепая в должностях командира минно-торпедной группы, командира БЧ-2-3, старшего помощника командира. Восемь лет Семён Иванович был командиром подводной лодки пр.613.

В общей сложности на субмаринах прослужил 19 лет, из них три года в Народной Республике Албания, два года, в период арабо-израильского конфликта, советником командира ПЛ в Арабской Республике Египет.

С 1972 года капитан 2 ранга С.Белокрылов служил в отделе противолодочных сил штаба БФ. В 1985 году уволен в запас.

Записал Сергей Гуров, «Страж Балтики»


Понравилась статья? Поделиться с друзьями: